natali_mozilova (natali_mozilova) wrote,
natali_mozilova
natali_mozilova

Любовь сильнее жизни


1.
Профессор философии Леонид Кауфман ужинал на веранде с семьёй. Вдоль длинного стола сидели жена Анна, дети Пётр, Дмитрий и Ангелина, его родители и друг детства Андрей Белов. Через два дня была назначена свадьба Петра, и гости постепенно собирались на большой профессорской даче недалеко от Ялты. Желая развеселить жующую публику, Леонид весь вечер рассказывал истории и анекдоты. Впрочем, над ними смеялись скорее из вежливости. Очередной из них: «Все женщины стареют, кроме второкурсниц» - улыбки не вызвал вовсе.
Андрей окинул взглядом семью и остановил взор на сидящей справа от него хозяйке дома. – Тебе, мой друг, виднее, но я бы его дополнил: кроме второкурсниц и твоей жены. - Анна учтиво кивнула и продолжила шептаться о предстоящем торжестве со свекровью, сидящей через стол. Ни свекровь, ни муж, ни ещё кто-либо не заметили, как у Анны горят щёки, как высоко вздымается грудь, а голос стал влажным и бархатным. Это осталось тайной для всех. Всех, кроме Андрея. А ещё он чувствовал, как дрожит её колено под его рукой. Хотя, чем сильнее он его сжимал, тем спокойнее она казалась. «Всё-таки женщины – прирождённые лгуньи», - думал он, и сам всё больше заводился, предвкушая развязку.
2.
Андрей уже два дня как прилетел в Крым, но хорошего разговора с давним другом не сложилось. Сложно вот так сразу рассказать, как дела, если не виделись двадцать лет. В этот вечер снова обсуждали мелочи, детали церемонии, рассадку, в доме было не до воспоминаний. Молодёжь взяла такси и уехала гулять по ночной Ялте. Гость вызвался сопровождать Ангелину. И, хотя дома, в Петербурге, у неё, как у всякой уважающей себя барышни девятнадцати лет, имелся жених, ей ужасно льстило внимание отцовского друга. Он смотрел на неё и в каждом жесте узнавал молодую Анну: гордый профиль, чёрные кудри, пухлые соблазнительные губы. Девушка рассказывала ему о своей учёбе в медакадемии, хлопала глазами на его небылицы и краснела, если он подавал ей руку или случайно касался рукавом льняного пиджака. Вчетвером посидели в ресторане «Колоннада». Парни крепко выпили. За столиком скоро появились их местные друзья и подружки. Ангелина и Андрей пили умеренно, но всё равно, вскоре девушка на его рассказы могла только улыбаться.
- Так, милочка, тебе нужен свежий воздух! Иначе твои родители нас съедят!
Андрей помог Ангелине подняться, дождался её из туалета, а затем повёл по набережной. В море мерцали иллюминаторы кораблей, раздавались гудки теплоходов. Над головой мигали звёзды, а по абрису тянулась вереница густых тёплых огней от ресторанов, гостиниц и лодочных станций.
- Здесь «Ассу» снимали. Культовый такой фильм с Цоем. Слышала?
- Неа.
- Ты, наверное, и не знаешь, кто такой Цой?
- Слышала. Но, если честно, это не моя музыка. До Окси ему далеко, - медленно говорила девушка.
- А ты, между прочим, на главную героиню, Алику, похожа. И тоже медсестра.
- Я не медсестра, - смеясь произнесла Ангелина. – Я буду вирусологом. Или хирургом.
- Ну-ну.
Они дошли до деревянной скамейки. Ангелину плохо держали ноги, она села.
- Холодно, - поёжилась она. Андрей накинул ей на плечи свой пиджак и сел рядом.
- Лучше? – заглянул он ей в лицо. Она утвердительно покачала головой и закрыла глаза. – Эй, ребёнок! Не смей спать! Скоро поедем домой. – мужчина встряхнул её за плечи. – Вот лучше посмотри на море. Если плыть прямо, прямо и прямо, то окажешься…, - Ангелина повернулась лицом к Андрею поцеловала его. Он не ответил на поцелуй и чуть отсел от неё.
- Недурно, но, не кажется ли тебе, что я здесь совсем для другого? – от этих слов хмель из Ангелины почти весь вышел.
- Ты здесь, чтобы спасти меня от одиночества.
- Детка, ты пьяна. Поедем домой. - Она встала, положила руки на плечи Андрея, локоны касались его лица, девушка прошептала:
- Я не пьяна, а смела. Моим родителям вовсе не обязательно знать, как мы проводили время, - и она снова его поцеловала. В этот раз он не протестовал, а притянул к себе и нежно обнял. У Андрея кружилась голова. Она даже пахла, как Анна. Словно и не было этих 20 лет. Молодость возвращалась. Августовское море было спокойно и дышало теплом. Оно кишело кораблями, дельфинами и косяками рыб.
- Знаешь, у меня мысль, - прошептала Ангелина. – Давай позвоним Петру, будто бы мы поехали домой. Тут рядом есть гостиница…
И они позвонили, и, взявшись за руки, не поднимая глаз, скоро дошли до отеля, и уже в номере, в темноте, оставшись один на один, после долгого поцелуя снова взглянули друг на друга.
- Ты знаешь, - тихо говорила Ангелина, пока он снимал с неё рубашку и потрошил лифчик. – Мне кажется, я тебя люблю. Два дня я только про тебя и думаю. И сегодня, когда ты согласился с нами поехать…
- Тссс! – Андрей приложил указательный палец к губам и посмотрел на неё. - Тише, девочка, тише, не говорили лишнего, - он покрывал её тело мелкими частыми поцелуями. Девушка закрыла глаза и прикусила нижнюю губу. По плечам и спине вслед за его руками бежали мурашки. – Аня, как же я скучал по тебе, - прошептал мужчина.
- В смысле? – Ангелина села на кровати и посмотрела на Андрея. Он разжал руки и сел рядом. – Какая я тебе Аня?!
- Тебе послышалось, - оправдывался Андрей. – Ну, что ты, глупая…
Но Ангелина взъелась не на шутку.
- Я не глухая! О ком ты? – Андрей встал и подошёл к окну.
- …, - Ей он не хотел ничего объяснять. Может, и хорошо, что всё так получилось. Девушка только похожа на Анну, но не Анна. Она ни в чём не виновата.
– Ты что, обиделся? – Андрей смотрел в окно. По морю шло судно с одним прожектором на корме.
- «Слабоват огонёк, таким путь не осветишь. Не скажи. Если каждый из нас зажжет по спичке — света будет на полнеба...»
- Что? – Ангелина в одной юбке подошла к Андрею. – О чём ты?
- Это из «Ассы». Хорошо сказано, правда? – девушка пожала плечами.
- Обычно сказано. Я не понимаю привычки людей цепляться за прошлое. За старые музыку, фильмы, отношения. Мир – это шведский стол!
- Гелечка, - после вздоха сказал Андрей, - Одевайся. Я подожду внизу, вызову такси. - Он надел рубашку, подобрал с пола пиджак и вышел из номера, на ходу застёгивая брюки. Ангелина подобрала туфлю и кинула ему в след.
- Скотина! – и она повалилась на кровать лицом вниз и заплакала.
3.
Всю дорогу они молчали. Ангелина делала вид, что спит. Андрей смотрел на ночную трассу и слушал украинское радио-джаз. Едва такси подъехало, девушка выскочила и убежала в дом. Мужчина дождался на веранде, когда в гостиной погас свет. Затем он прошёл вдоль изгороди, по платану забрался на каменную кладку и спрыгнул в темноту. Стрекотали цикады. По душистой полыни и дикой пшенице он вышел на грунтовку и стал спускаться вниз. За кипарисами мелькала тёмная плазма моря. С теплоходов отдельными музыкальными фразами попса поднималась к дачному посёлку и затихала, становясь неузнаваемыми шлягерами то ли 80-х, то ли 90-х. Андрей вышел к причалу, прошагал с километр вдоль берега до рощи грецких орехов и здесь, на пляже, развёл небольшой костёр. Деревья росли прямо из камней. За рощей начиналась частная собственность какого-то олигарха, поэтому никаких туристических палаток и традиционных кострищ: только лес, море и небо. Андрей подсел к костру. Он снял ботинки и зарыл ступни в ещё тёплый песок. Часы показывали 2 ночи, до рассвета оставались три часа. Мужчина смотрел на искры, которые ветер уносил в воду, на огни рыбацких лодчёнок вдалеке, на ветви ореха и местного кедра, которые казались лапами доисторических животных. Впрочем, вызывали они не страх, а ностальгию. Мечта, обжигавшая его 20 лет назад, казалось снова воплощаемой. Андрей подкинул корягу, растянулся на песке и задремал.
Он проснулся от поцелуя. Влажные губы Анны коснулись разогретой костром щеки.
- Так-то ты меня ждёшь? - игриво спросила Анна. Мужчина встал, прижал её к себе и поцеловал волосы, жадно втянул запах её локонов.
- Пришла…
- Я принесла наш поздний ужин, - Анна указала на корзинку. – Можем подкрепиться.
- Потом. Всё потом, - и он провёл рукой от её плеча до крутых ягодиц, затем ладонь нырнула под подол и ухватила тёплую плоть. Сильнее дозволенного, потому что Анна вскрикнула. Он её метил, на ноге остался синяк, но сейчас это интересовало её меньше всего. Как голодные псы бросаются на еду, так они накинулись друг на друга. Красное платье без трёх пуговиц легло рядом с его брюками, кружевные трусики отлетели на край отмели и через мгновение их унесло набежавшей волной. Андрей вынул из волос женщины гребень, чёрные волосы разлетелись по плечам, расстелились по песку и гальке. Они смели гребень с камня, и он улетел куда-то в расщелину между дальних камней.
– Я люблю тебя, - шептал Андрей. – Люблю больше жизни.
- Я тоже… люблю больше жизни.
Губы их слились, в тела впивались крупинки песка и гравия, но за страстью пара не чувствовала боли. Андрей видел блеск глаз возлюбленной и слышал биение её сердца, хотя море пульсировало гораздо громче. «Как ни в чём не бывало. Как она хороша», - подумал Андрей, касаясь её тела. «Как же я тогда могла?» - думала Анна, отвечая на его горячий требовательный поцелуй.
Они очнулись от холода. На востоке небо посветлело и розовый свет готов был пролиться наружу. Андрей накрыл Анну своим пиджаком, поцеловал её волосы, сходил за корягами, раздул костёр.
- Бог мой! Какие холодные ноги! И что же ты молчишь? – Андрей стал растирать стопы возлюбленной, дуть на них теплом, целовать пальцы. Она грустно улыбалась и смотрела на Андрея с благодарностью и любовью.
- Мне кажется, пришло время вина.
Андрей откупорил «Кьянти», наполнил пластиковые стаканчики. Любовники выпили без тоста, прижались друг к другу и некоторое время сидели молча. Андрей прислушивался к сердцу Анны. Оно было покойным, и даже дыхания её не было слышно.
- Как ты жила все эти годы? – спросил Андрей и поцеловал плечо возлюбленной.
- Хорошо. Насколько это возможно. Дети выросли. Я им больше не нужна. С Леонидом спим в разных комнатах, но на людях изображаем счастливую семью. Ещё Толстой написал, что все счастливые семьи счастливы одинаково.
- Да, - отозвался Андрей, - а потом сбежал от своей благоверной, чтобы умереть на железнодорожной станции.
Анна уже минуту смотрела на огонёк, мерцающий посередине моря. Андрей поймал её взгляд и устремил свой в ту же точку.
- Ты тоже его заметил? – спросила Анна и с улыбкой продолжила, - «Если каждый из нас зажжет по спичке — света будет на полнеба...»
- Асса… Ты ещё не забыла? – Анна ничего не ответила. Андрей снова наполнил стаканчики, и они выпили.
- Знаешь, - печально сказала Анна, - я тогда ушла из дома. Всё ждала. Ты же обещал, что вернёшься из экспедиции, и мы будем вместе. Я верила тебе. Я до последнего верила, что ты не обманешь. А тебя… Это я потом узнала, что ты в плену и вообще едва остался жив.
- Аня. Зачем ты? Не начинай. Не дождалась и не дождалась. С женщинами это часто случается.
- Ты хочешь сказать, что я специально?! - отстранилась от Андрея и строго посмотрела на него Анна. – Я два года ждала. Мальчишек не видела. Потом Леонид приехал, сказал, «хватит позориться, от людей стыдно», задним числом удочерил Гелю. Я ему так и не сказала, кто стал причиной раздора и что она – твоя дочь.
Андрей вскочил, как ошпаренный.
- Ты, серьёзно? Анна! Ты серьёзно? – он ходил взад-вперёд по берегу.
- Абсолютно. Прости. У меня не было возможности тебе сообщить. Даже сейчас я не хотела, чтобы ты приезжал. Я знала, что не останусь равнодушной. Леонид, наивный, настоял.
Андрей по пояс вошёл в море. Дождался огромной волны, которая окатила его с головой. Вернулся к Анне, вытирая капли с лица, и умоляюще произнёс.
- Анна, скажи мне, что это не правда? Пожалуйста…
- Это правда, - сухо сказала женщина.
Андрей вернулся в море, вошёл в воду по грудь и закричал, как сумасшедший. Когда он вернулся на берег, Анна уже сидела в платье и заделывала гребнем непокорные волосы.
- Андрей. Я не понимаю, чему ты так удивлён? Жизнь прошла. Ты не вчера вернулся из своей Африки. Если бы ты появился восемь-десять лет назад, всё могло быть по-другому, а сейчас…, - Она встала и обняла его. – Хочешь после свадьбы сына, я оставлю мужа и буду теперь с тобой? Хочешь? Только чур – никаких экспедиций! – Анна подняла на Андрея глаза полные любви и надежды. Её улыбка говорила, что женщина всё придумала. Ещё до его приезда. Ещё во время его вечерней поездки в Ялту. Ещё два часа назад, пока его руки выжимали из её души всю накопленную годами нежность.
- Анна, я должен тебе кое-что сказать…
- Ты женился? – между её бровей появилась тень тревоги.
- Что ты, как я мог? - он обнял её настолько крепко насколько было сил.
Небо заалело. Вдалеке белел четырёхпалубный теплоход.
- Андрей, не молчи!
- Анна, я умираю, - с горечью произнёс мужчина. - Мне осталось не больше года. – Анна вскрикнула, точно от физической боли.
- Этого не может быть. Ты в прекрасной физической форме. Я тебя вылечу, у меня есть такие врачи…
- Анна, посмотри на меня, - он взял своими ладонями лицо Анны. – Внимательно посмотри. Я – мразь! Сам не понимаю, зачем это сделал… Мне казалось, что я тебе отомщу… в этом мире не сложилось, сложится на том, я тебя заберу… Чёрт! Думал, что мне станет легче от того, что ты скоро присоединишься ко мне.
- Я не понимаю. Андрей, пожалуйста, объясни...
Мужчина отошёл от костра, нашёл свой пиджак и вынул из внутреннего кармана вчетверо свёрнутую бумажку.
- Вот, - протянул её Анне.
Анна взяла, подошла к костру, развернула и трижды про себя перечитала.
- Андрей, я не понимаю. Я не разбираюсь в диагнозах, и этот почерк…, - снова умоляюще посмотрела на него женщина.
- Анна, там написано ВИЧ. У меня ВИЧ… И у тебя теперь тоже. Нет, шанс, конечно, есть, но…
Он сел на камень и заплакал, закрыв лицо и голову руками. Белый теплоход проплывал совсем близко. На борту красовалось название: «Мечта». Анна читала его взад-вперёд, как заклинание, но не видела ни теплохода, ни моря, ни рассвета нового дня. Солнце поднималось, как обычно. Оно было равнодушно к чужим радостям, печалям и любви больше жизни.

Январь 2018 г.
Наталья Мозилова
Subscribe

  • Морошковые бусы

    Над землёй летали стрижи. Горячий воздух пах сладко-сладко и заставлял Ташу беспричинно улыбаться. Красный клевер полз вдоль просёлочной дороги…

  • Сельская ирония судьбы

    1. Семьдесят седьмую годовщину революции семья Расторгуевых и их гости встречали в бане. Это не было традицией. Каждый год седьмого ноября они…

  • Почти со скоростью света

    1. - Опять митингуют, - подумал Андрей, посмотрев на людей с плакатами: «Не позволим разрушить Вселенную!», «Вы не учёные – вы террористы!», «Бог…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments